Аль-Муаллем: США используют химоружие как предлог для агрессии против Сирии

Дамаск – САНА

11-09-2018

Заместитель премьер-министра, министр иностранных дел и по делам эмигрантов САР Валид Аль-Муаллем дал интервью журналу «Международная жизнь».

Аль-Муаллем отметил, что не в первый раз Сирия подвергается американской агрессии, а также не в первый раз используется предлог якобы применения химического оружия для оправдания подобной агрессии. У САР нет химического оружия, так как оно было уничтожено с момента вступления Сирии в Организацию по запрещению химического оружия.

Что касается инсценировок, то это очень легко делается, поскольку они используют для этого организацию «Белые каски», созданную британскими спецслужбами и финансируемую многими западными странами, в том числе для осуществления подобных постановок.

По его словам, американские цели – это не сугубо американские цели, на самом деле это израильские цели, которые США реализуют в Сирии. Этих целей много. Начало этому было положено еще в 2011 году, когда в стране разразился кризис. Во-первых, они не хотят, чтобы Сирия была главной страной сопротивления Израилю. Во-вторых, они не хотят, чтобы у Сирии были стратегические отношения с Ираном и Россией. Исходя из этого, цель США в Сирии – контроль в интересах Израиля над всей будущей деятельностью Сирии.

Аль-Муаллем подтвердил, что урегулированию в Сирии способствует прекращение внешнего вмешательства в дела страны, в том числе и указаний в адрес оппозиции о том, какую позицию она должна занять в ходе диалога. Когда окончательно будет прекращено это внешнее вмешательство, тогда диалог станет подлинно межсирийским, что, в свою очередь, будет способствовать успеху процесса урегулирования.

Сирия находится на первой стадии работы, нацеленной на достижение договоренностей и согласований относительно формирования конституционной комиссии по подготовке новой Конституции, сказал он.

Сирийский министр подчеркнул, что в Сирии нет единой оппозиции. Существуют разные ее группы, и их деятельность зависит от места проживания их руководителей — в западных или арабских столицах. На этом основании каждая из групп действует, исходя из пожеланий государства, которое ее принимает. Оппозиция не вольна принимать решения самостоятельно, а диалог с сирийским правительством не основан на ее желании. Оппозиция заявляет, что хочет прямого диалога, а сирийское правительство говорит, что это возможно, когда иностранные государства прекратят свое вмешательство в дела самой оппозиции.

Аль-Муаллем указал, что существует качественная разница между Женевой, Астаной и Сочи. В Женеве предполагался запуск политического процесса. Однако женевский процесс, да и сам специальный представитель ООН подвергаются давлению со стороны многих западных стран. Поэтому в Женеве не достигнуты существенные политические результаты.

В Астане ситуация и цели другие: там была создана предпосылка для снижения напряженности в нескольких районах Сирии. В рамках этого процесса были достигнуты договоренности по ряду зон, последняя из которых — Идлеб. Астана по своей сути и целям отличается от Женевы, при этом без Астаны женевский процесс не может продвигаться вперед. Что касается Сочи, то этот город стал местом проведения широкого межсирийского национального диалога, который был положительным и завершился конкретными результатами, способствующими успеху женевского процесса.

«Я призываю вернуться в Сирию всем сирийцам, которые желают этого, и мы обеспечим им безопасность и достойные условия жизни», — заверил министр.

Отвечая на вопрос о нежелании западных стран участвовать в послевоенном восстановлении Сирии, он отметил, что здесь имеют место те же причины, по которым они внушили террористам разрушить инфраструктуру Сирии. Они не хотят принять участие в финансировании программы восстановления, пока не завершится политический процесс, их целью является контроль над самим политическим процессом, в частности, учитывая то, что они потерпели фиаско в военных действиях.

«Учитывая, что мы опирались в войне против терроризма на друзей из Исламской Республики Иран и Российской Федерации, то, естественно, и в процессе восстановления приоритет мы отдаем друзьям из Ирана и России и их компаниям. Это означает преданность тем жертвам, которые они принесли Сирии, а также учитывая, что они имеют соответствующие возможности для участия в процессе восстановления», — добавил министр.

Существует также группа стран — друзей Сирии, таких как Китай, Индия, Малайзия, Бразилия и Южная Африка. Компании этих стран выразили желание принять участие в программе восстановления страны.

«Из-за выхода Сирии из Лиги арабских государств ее деятельность уже не имеет значения. Касательно наших отношений с арабскими странами я хочу сказать нечто важное: Сирия не вмешивается в их внутренние дела, она желает добра всем арабским странам и никогда не принимала участия в разрушении инфраструктуры какой-либо арабской страны. Хочу сказать, что мы приветствуем отношения с теми арабскими государствами, которые готовы придерживаться подобной позиции», — заключил Аль-Муаллем.

*А.С./А.А.

 

Check Also

Сводка контртеррористических операций за 17 сентября

Провинции – САНА 17-09-2018 Дейр-эз-Зор – Хама В Сирийской пустыне (Аль-Бадия) армия в координации с …